Московский Еврейский Театр

Художественный руководитель
Народный артист России
Александр Левенбук

Международный институт театра
Учреждение подведомственное Департаменту культуры города Москвы
Билеты он-лайн
Касса: +7 (495) 7-45-46-47
КОНТАКТЫ
Купить книги, сувениры
«Кажется, что Марина Голуб никуда не уходила»
8 Июня 2018

«Кажется, что Марина Голуб никуда не уходила»

Александр Левенбук продолжает рассказ о выдающихся людях, внесших свой вклад в 30-летнюю историю Московского еврейского театра «Шалом». Сегодня речь пойдет о легендарной актрисе и телеведущей Марине Голуб. Марина Григорьевна трагически ушла из жизни в октябре 2012 года в результате ДТП. Но мы всегда будем помнить эту удивительную женщину, отдавшую около 10 лет нашему театру.

...Однажды мы с женой побывали на спектакле «Лица» в «Сатириконе», и наше внимание привлекла артистка по фамилии Голуб. А моей хорошей знакомой по работе на эстраде была прекрасная актриса – Людмила Голуб. Само собой разумеется, что я решил ей позвонить:

– Людочка, мы были в «Сатириконе». Скажи, пожалуйста, Марина Голуб имеет ли к тебе отношение?

– Да, это моя дочь…

Так Марина стала артисткой нашего «Шалома». В тот период в театре явным лидером была Анетта Табачникова. Я боялся, что между ними возникнет конкуренция: слишком мощный у каждой был темперамент. Но обе они повели себя замечательно.

Вскоре Анетта решила переехать в Израиль, и Марина стала играть солидную часть её ролей. В этих вводах она играла так интересно и ярко, что очень скоро стала первой актрисой «Шалома». Подчеркну: русской актрисой еврейского «Шалома». На гастролях в Евпатории, помнится, какая-то дама поднялась на сцену, вручила Марине букет и сказала:

– Я не знаю, кто вы по национальности, но вы наш человек.

Это совершенная правда: она обладала талантом межнационального масштаба.

У Марины было два особых качества. Первое – она ярчайшая индивидуальность, которая растворялась в своих персонажах. Она относилась к зрительному залу как к своему партнёру. Произносила монолог еврейской жены и непременно провоцировала какого-нибудь зрителя – хотела услышать его реакцию. Если в зале кто-либо тяжко вздыхал, Марина тут же обращалась к нему со сцены:

– У тебя такая же ситуация?

И подобные реплики не были заготовкой. Всегда органична, всегда активна и при этом проста.

А вторым её важным качеством были хореографические данные. Уже в ту пору Марина не была Дюймовочкой, но двигалась изумительно, божественно танцевала… Я не преувеличиваю.

Она не боялась рассказывать истории, в которых представала не в лучшем виде. Была у нас с ней коронная история. Однажды я пришёл домой, включил автоответчик и услышал Маринин голос:

– Александр Семёнович, дорогой, я Вас очень люблю, я Вас поздравляю с днём рождения, желаю Вам здоровья, всяческих успехов и пусть Вас все любят так, как люблю вас я.

Я ей перезваниваю, её нет. И тоже записываюсь на автоответчик:

– Марина, дорогая, спасибо тебе большое за поздравление! Оно мне особенно ценно, потому что сегодня ни одна сволочь меня не поздравила. Может быть, потому, что день рождения у меня только через месяц?

Она хохотала до слёз:

– Представляете, я так боялась напутать, что поздравила его на месяц раньше.

Такой она была во всём – только бы не забыть, только бы со всеми поделиться своим теплом…

Конечно, Марина купалась у нас в успехе, но я видел, что её душа просит большего. В какой-то момент она пришла и сказала:

– Алик, я ухожу.

Жалко ли мне было отпускать любимую актрису? Конечно, жалко. Но я понимал, что в «Шаломе» она не будет играть ни Шекспира, ни Брехта, ни Мольера, ни Горького. Вся лучшая мировая драматургия не для нас – у нас другой формат. Поэтому заявление я подписал без паузы.

Это было уже давно. Но до сих пор нам кажется, что Марина Голуб никуда не уходила.


Делитесь с друзьями:

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Закрыть