Московский Еврейский Театр

Художественный руководитель
Народный артист России
Александр Левенбук

Международный институт театра
Билеты он-лайн
Касса: +7 (495) 745-46-47
Контакты
Купить книги, сувениры
Медиа

Когда шпион влюблен

Когда шпион влюблен
Театр «Шалом» (художественный руководитель – Александр Левенбук) порадовал публику новогодней премьерой музыкальной комедии «Измени мне, Циля!» (автор — Ефим Смолин, режиссер-постановщик — Михаил Модро).

Приглашенным на пресс-показ зрителям показали слаженную, задорную игру актеров, динамичное действо, изысканное музыкальное сопровождение. Известный перл Фаины Раневской «Милочка, вы думаете, что это генеральная репетиция, но уже идет спектакль!» тут был бы почти уместен. «Почти» касается сценографии: вышла заминка с рядом элементов декора, о чем во вступительном обращении к зрителям сокрушенно поведал Михаил Модро. Впрочем, он и вся его блистательная команда и без тех штучек сделали нам красиво.
Из анонса на сайте afisha.ru автор этих строк узнал, что на сцену ­выйдет Игорь Письменный. И наивно предположил, что г-н Письменный, как и подобает телезвезде не последней величины, явит собой тот самый центр мироздания спектакля, вокруг которого будут вращаться остальные звездочки и планеты, да и само действо. Однако вышло по-другому: вызвездился абсолютно весь актерский состав. Но как играл Дмитрий Уросов — это отдельная песня, подлинный романс влюбленного шпиона. Его персонажу по имени Ося поручено проследить за этой самой Цилей (Ольга Боринис), у которой совсем недавно — и головокружительно! — случилась хупа с боссом (Игорь Письменный) на предмет ее супружеской неверности. А он взял да и влюбился в нее…
Но не пристало рецензенту пересказывать сюжет, раскрывать тайные и явные ходы, перипетии, гешефты и прочие уловки создателей спектакля. Приезжайте в «Шалом» — все увидите сами, во всей боевой раскраске. 

В заключение — мини-интервью, которое режиссер Михаил Модро дал для журнала «Алеф».

– Идея поставить пьесу Ефима Смолина на сцене театра «Шалом» принадлежит его бессменному руководителю Александру Левенбуку. Он, после доработки текста с автором, предложил мне почитать пьесу, что я сделал незамедлительно — и увидел в ней интересные повороты сюжета, много юмора и сатиры, а также еврейский колорит в его российском варианте. Все это мне понравилось, и я взялся за претворение материала в жизнь, что называется, засучив рукава.

– Как долго шла подготовка?

– К репетициям приступили в июле, но вскоре начался сезон отпусков, у кого-то еще и гастролей. Однако эти полтора месяца не стали периодом вынужденного простоя: постановочная группа занималась музыкой, костюмами, светом и иными деталями оформления. А с сентября по начало декабря шел уже полноценный репетиционный процесс.

– По его ходу возникали какие-нибудь проблемы?

– Нет. Театр шел навстречу всем нашим придумкам, будь то реквизит, костюмы, декорации. Да и наши бюджетные запросы вряд ли можно назвать нескромными. А если ощущаешь поддержку и интерес руководства, то и работать легче. Тем более что обстановка в коллективе сложилась комфортная, мы как-то сразу услышали друг друга, буквально все начали что-то придумывать и предлагать, в общем, все располагало к творчеству, к созданию комедии.

– То есть вы сторонник предоставления актерам довольно широких возможностей импровизации?

– Да, но в определенных рамках — жанровых, сюжетных, смысловых. В данном случае — не выходить за рамки эксцентрической комедии.

– Что касается музыкально-танцевальных номеров, то они шли на одном дыхании, необычайно синхронно и слаженно.

– Они были тщательно отрепетированы: хореограф Алексей Вальц — мастер своего дела…

– …да и фамилия что надо.

– Над технической стороной — переодеваниями (костюмы Ирины Гончаровой), сменой декораций (сценография Александра Казьмина), минимизацией пауз — тоже поработали немало, доводя движения до автоматизма.

– Через спектакль лейтмотивом проходит щемящая, восхитительно настойчивая мелодия, из тех, что продолжают звучать в ушах и по окончании спектакля. Напомните, пожалуйста, что это за музыка?

– Эту вещь композитор Борис Ривчун сочинил специально для спектакля, чтобы его персонажи, собравшиеся в автосалоне для решения своих личных и финансовых вопросов, оказались в атмосфере этого самого колорита, изначально заложенного в евреях. Это определенная краска, характеризующая юмор, хитрость, игру ума, стремление быстро и небезвыгодно принимать решения. И одновременно призванная настроить публику так, будто она уже где-то слышала эту мелодию, и не раз, и воспринимала ее как нечто близкое, родное. Хотя это все новое: и музыка, и пьеса, и актеры.

– Ваши пожелания коллегам, работающим в этом спектакле?

– Пусть свежесть дыхания, ощущение новизны и столь необходимые творческим людям вдохновение и кураж не спешат покинуть нас по мере многократного повторения сыгранного. А сохранению дыхания как раз и способствует момент импровизации, о котором шла речь выше. Актеры должны не просто произносить реплику за репликой, но и предоставлять друг другу творческую свободу, ибо только она позволяет спектаклям, особенно комедиям, оставаться живыми, свежими, актуальными, притягательными для зрителей.

– А вам желаю продолжить успешное сотрудничество с теат­ром «Шалом».

Борис ШТРИХ
28 Февраля 2014

Источник:

Журнал "Алеф"

Делитесь с друзьями:

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Закрыть